<< Главная страница

А.М.Делламоника. Невада





A.M. Dellamonica Nevada
© 2000 by A.M. Dellamonica and SCIFI.COM
© 2000, Гужов Е., перевод.
Eugen_Guzhov@yahoo.com

За десятилетия охоты за колдовскими предметами Кайт никогда еще не ступал по столь сильному следу, столь близкому к реальности, что зудели все его вкусовые сосочки. Игрушка над приборной панелью указывала дорогу - набитый ватой щенок, тыкающий фетровым носом в ветровое стекло. Магия щенка зацепила арендованный джип Кайта, словно рыбу на крючок, и тащила, тащила. Даже когда он убрал ногу с газа, джип продолжал катить вперед в жаркое марево обещания впереди на хайвее.
Для эксперимента он попробовал сделать остановку в Фаллоне. Крупные кузнечики разбрызгивались на ветровом стекле кровавым ливнем, перекати-поле цеплялось за колеса. К счастью, Кайт выключил сигнал поворота. Запоздало спохватившись, он включил дворники, размазывая сочных насекомых на стекле полукружиями лапок и панцирей.
В конце концов он въехал в Йерингтон, желто-белый поселок с четырьмя казино и популяцией шаркающих тростями древних старичков. Пронырнув сквозь город и помчавшись дальше по грязной дороге в никуда, джип вдруг, наконец, закашлялся. Мотор умер, а все четыре шины спустили.
"Ах, ты, шлюха." И он ухмыльнулся напряженным низеньким дюнам.
Песчаные поля уходили вдаль по обе стороны от дороги. Их огораживала колючая проволока, как будто бы кусты шалфея и колючие кактусы стоило воровать. Город остался на много миль позади и впереди у дороги стоял лишь один дом - низко сидящее кирпичное здание, спрятавшееся за красной кирпичной стеной.
Набиты ватой щенок шевельнулся, стеклянный глаз скрипнул о ветровое стекло. Кайт качнул его, оставив чистую полоску на пыльной черной приборной панели. Мех на игрушки повытерся на швах, приоткрыв зеленоватую джутовую основу. Красный шелк внутренней части ушей полинял и выцвел. Сколько щенку лет? Двадцать? Пятьдесят?
Пес тащил его вперед - вынюхивая впереди богатство.
Он сунул щенка в свою кошелку чудес. Магия тяготеет к магии, как кровь к крови, поэтому, когда голод магии ослабился присутствием другого волшебства в красной кошелке, щенок стал мягким и потерял свою напряженность. Голова Кайта вспотела, он достал магические солнечные очки и застегнул сумку. Держа в одной руке свои чудесные безделушки, он вылез из машины в полдневный пылающий очаг пустыни.
Ничего не остается, как только идти.
Он уже истекал потом, когда подошел к дому, плоскому недоброжелательному ящику со странными пристройками, торчащими из кирпичного тела, словно какие-то протезы. Окружающая двор стена тоже оказалась кирпичной, высотой до груди, она была дюймов девять толщиной и покрыта сверху плоскими бетонными плитками.
За стеной двор был оазисом роскошной лужайки и сада, затененного от солнца высокими тополями. Под деревьями росли ипомеи, каждый цветок - словно белая звезда среди переплетенных стеблей и листвы. В доме были две передние двери: основная - на веранде, и дополнительная - встроенная в одну из пристроек.
Кайт опустил со лба на глаза свои заколдованные солнечные очки. Они показали над домом магическую дымку, темную и шевелящуюся, словно облако москитов. Это она, совершенно определенно. Надо бы обойти вокруг, проверить задний двор...
... но вдруг обе передние двери разом открылись и наружу шагнули две женщины, сестры по виду.
"Машина сломалась?" Женщина, спросившая из тени веранды, была скелетоподобно тощей, с вьющимися темными волосами и болезненной комплекцией. Черные круги темнили кожу вокруг глаз.
"Ага", ответил он. "От вас можно позвонить?"
Она кивнула, и он подумал, не означает ли это, что где-то рядом находится муж. Кайт всегда заставлял женщин нервничать - наверное, магия каким-то образом метила его - но эта вовсе не боялась. Очки показывали страдание, голубые ленты боли, вьющиеся вокруг головы и сердца. Возможно, она просто слишком несчастна, чтобы тревожиться, опасен ли Кайт.
Другая тоже совсем не боялась. Облысевшая и чувственная, она оценивающе рассматривала его, сложив руки под грудью. Вокруг нее кипело черное безумие - иллюзии, извивающиеся вокруг серебряных пятнышек ясновидения.
Психованная. Сдвинутая. Но здесь, конечно, имеется заклинание, да большое. Во рту Кайта пересохло. Если находка будет достаточно большой, он сможет уйти в отставку, чтобы с приятностью посиживать где-нибудь на пляже, самому притягивая заклинания. Каро клялся тогда, что магия притягивает себе подобных, словно как сирот тянет к кровным родственникам.
Конечно, Каро многое что нес, в большинстве своем чепуху. Не держи все магические безделушки в одном месте, делай перерывы по крайней мере в месяц между охотами, не зацикливайся на сборе коллекции. Куча дурацких советов, такой человек - а боялся собственной мощи.
Безумная сестра пустила под откос поезд мыслей Кайта: "Зайдешь внутрь, зайчик?"
"Да, спасибо."
"В мою дверь."
Немедленно воздух меж ними тремя сгустился. Кайт замер, переводя взгляд с сестры на сестру. Очки показывали невидимую паутину, растущую меж ними, треугольный разгул силы, почему-то освобожденной ее словами.
Печальная женщина потерла глаза. "Мэри, это не состязание." Повернувшись спиной, она открыла рисунок на своей рубашке: игровой автомат, пожирающий осла, с надписью "Я проиграл свою задницу однорукому бандиту." Она исчезла в доме, и узы, удерживавшие Кайта, порвались, словно паутинки.
"Входите", снова сказала безумная сестра - Мэри. Нащупав воротца, он прошел за нею в комнату, все стены которой покрывали магазинные полки с банками консервов. "Звоните отсюда."
"Окей."
Мэри опустилась на колени на стоящий рядом табурет, так что ее груди оказались на уровне его глаз. "Вы актер? Я видела вас по телевизору."
Флиртует? Женщины с ним никогда этого не делали, по целим десятилетиям. "Нет. Это был не я."
"Передача о парне, который хотел трость старика. Выманил у дурачка все деньги, а потом пообещал купить трость."
"Да?" Почему-то понадобилось сделать усилие, чтобы вопрос прозвучал естественно.
"Кончилось все плохо, но я не слишком помню. Он забил этой тростью старика до смерти."
"Мэри", донесся из соседней комнаты голос другой женщины, сухой, словно пыль. "Дай человеку позвонить."
"Фак ю, Люси." тем не менее лысая слезла с табурета, крутанула его и вышла, оставив Кайта наедине с телефоном и тысячью банок маринадов.
В его кошелке сломанные половинки трости клацнули со звуком, напоминающим раскатистый смех."
Хорошо, что она сдвинутая, подумал Кайт.
Он позвонил в арендную компанию, уверенный, что никто не приедет. Пока пустыня останется наготове, Кайт здесь, как в ловушке. Пройдя на кухню, она нашел Люси, выставляющую на обеденный стол третий прибор.
"Грузовик Тома пока что недоступен", сказала она.
"Спасибо." Он спрятал очки в кошелку, изучая ее в реальности. У нее было внушительное Каменное лицо, однако он чуял ярость, спрятанную за этим выражением. Мэри уже что-то сказала? Или, может, она как та, лысая, лукаво заигрывает в кухне?
Обед был из двух разных блюд - вареный рис, маринованные огурчики с грибным консервированным супом для Мэри, вместе с парой таблеток, обиженно проглоченных под бдительным взором сестры. Кайт получил то же, что и Люси - чили без мяса и хлеб из хлебной машины.
"Я как-то видела передачу о парне, который похитил детей с базара в Огайо", сказала Мэри. "Он хотел их крови, чтобы сделать магическое вино. Он высмотрел..."
Сестра спокойно прервала ее: "Чем вы зарабатываете на жизнь?"
"Я учитель." Он выдал свою обычную историю, полным ртом поедая тофу с бобами. "Английский в старшей школе."
"Здесь на каникулах?"
"Думал чуток поиграть в Вегасе."
"Пытаете счастье?"
"Заполучил немного наличности - не разорюсь, если потеряю."
"Почему Вегас? Рино ближе."
"Казино есть везде. Я хотел увидеть пустыню."
"Она прекрасна", сказала Мэри. Женщины засветились, временно согласившись между собой. Потом они встретились глазами и их улыбки умерли.
"На самом деле крови хотела винная бутылка", сказала Мэри. "Парень похитил детей только из-за нее."
Никто из сопляков не умер, оборонительно подумал Кайт. Он так же напряженно, как и Мэри, следил, не сменит ли снова тему Люси, или не выкинет что-то еще.
Она не сменила.
"Чем все кончилось?"
"Он был каким-то жуковатым", польщенная, сказала Мэри. "Находил всякие вещи, разбирался, как они работают, и думал, что он их контролирует. Но в действительности это они вели его, словно машину или вьючного мула. Он убивал ради них и умирал ради них же, ради бутылки, трости, колоды карт, зеркала, компаса, магических солнечных очков, камеры..." Голос ее звучал заунывно: пугающе точный список содержимого кошелки. Потом она перехватила гадкую улыбку Люси, забавляющейся зрелищем.
"Считали, что он действительно глуп", пробормотала Мэри. С этим она бросила свой розовый рис и удалилась в комнату с огурцами.
Когда хлопнула дверь, Кайт встретил взгляд Люси. "На что она похожа без своих пилюль?"
Она мрачно пожала плечами. "В городе закрываются в шесть. Вашего буксирного грузовика до сих пор нет, значит, он совсем не придет. Я постелю вам в барака, а завтра мы вас отвезем. Окей?"
"Мило с вашей стороны", сказал он. "В каком бараке?"
Она сквозь застекленную веранду показала и он впервые бросил взгляд на задний двор.
Широкая красная стена продолжала свою окружность за домом, плавной линией отмечая, где кончается пустыня и начинается цивилизация, какая ни на есть. К кирпичной стене прислонилась жимолость, нависая над импровизированными полками, сделанных из шлакоблоком и простых досок. Четыре грушевых дерева стояли рядком на узкой полоске лужайки.
Люси показывала за пределы этого периметра на крошечное зеленое строение. "Барак. Дед селил там рабочих."
"Великолепно", сказал он, продолжая осматривать двор. Всюду, куда падал взгляд, были камни: яшма, кварц, гранит, окаменевшее дерево, бирюза. Неровные кучки облепленных глиной булыжников были сложены на полках. Цинковые ведра, наполненные грудами галек, блестели, словно сейфы с сокровищами. Тонкие пластины слюды вспыхивали в окнах веранды.
"Дедушка был ранчеро?" Глупый словесный гамбит.
"Когда не строил дома. Или не возился с этим домом", сказала Люси.
"А где бабушка?"
"Скальная гончая. Провела всю жизнь, бродя по пустыне и собирая всякую всячину."
Его сердце упало. Что бы там ни подобрала бабуля, все перемешано с тысячами камней. Найти нужное займет время. Как же это ему устроить... его мысль увернулась от очевидного ответа. Убивать стариков и старушек и без того достаточно тяжело.
Люси положила ключ в его ладонь. "Посмотрите, пока я поищу фонарь и спальный мешок."
"Окей." Он выскользнул наружу, спугнув серую ящерицу с камня рядом с задней дверью. Солнце уже коснулось краешка гор, однако воздух не остывал. Он вообще остывает?
За углом дома пряталось еще большее количество ведер, наполненных старыми мушкетными пулями и осколками обсидиана - остриями индейских копий и стрел. Полка, что ближе к саду, была завалена старой травой, зелеными бутылками Коки и пурпурными флаконами из-под духов с крошечными пробочками.
"Черта с два, скальная гончая", прошипел Кайт. "Бабушку просто нудило."
Именно тогда Мэри бегом появилась на виду, шагая по ограде, словно по натянутому канату. В одной руке она держала ящерицу, в другой - крупный кусок розового кварца.
"Я как-то видела передачу, где парень бросил монету в игральный автомат в аэропорту. Ча-ча-чинг! Пять сотен баксов. Пять тысяч монет, и ему пришлось проверять все до единой, чтобы найти волшебную."
Ну хоть этого-то на самом деле не было. У Кайта не было такой монеты, и он был достаточно смышлен, чтобы не разбрасываться своими волшебными игрушками. "Он был похож на меня?"
Она бросила ящерицу на песок. "Черт побери, зайчик, нет. Тот выглядел хорошо."
Он угрюмо посмотрел на камни, бутылки и мушкетные пули. "А монету он нашел?"
"Попробуй догадаться."
И она спрыгнула со стены в его объятья, ее рот прижался к его рту. Уксусом отдающий язык притронулся к его зубам, пока ее руки проделывали путь по его спине медленным чувственным прикосновением от затылка до нашлепки на джинсах. Она прижала, притиснула к нему свои бедра, дав ему время сжать ее груди.
Потом она толчком освободилась. "Глупый зайчик. Ты ведь идешь отпирать барак."
Возбужденный и взволнованный, он пошел к задним воротам. "Мэри?"
"Да?"
"Сколько у вас здесь спален?"
"Моя и ее, мамы и бабушки."
"Четыре комнаты на двоих?"
Безумная улыбка Мэри исчезла. "Тебе безопаснее побыть здесь, зайчик. Поверь мне."
Ночь он провел плохо. Возбужденного, боящегося скорпионов Кайта сон преследовал, но так и не добрался до него. В голове бессвязно крутились разнообразные схемы. Что бы он здесь ни нашел, это должно позволить ему многое, глубоко пустить корни, чтобы дать, наконец, волшебству и силе работать на него, а не на самих себя. Каро не смог выйти из этой игры, но Кайт сможет. А в этом месте есть золото - он его чует.
С рассветов возник звук наподобие медленного барабанного боя - бом, бом, бом -нерегулярные удары, природу которых он не смог определить. Магия просачивалась сквозь пол барака, заставляя сжиматься даже потроха в животе. На дрожащих ногах он на цыпочках выбрался наружу.
Пустыня пылала рассеянным золотым светом. Сороки собрались на доме, черными глазами заглядывая во двор. Кайт с удивлением увидел бурундуков, которые стоя на поленнице вытягивались, чтобы заглянуть поверх изгороди. Бабочки-монархи облепили грушевые деревья, хлопая крылышками в теплеющем воздухе.
На заднем двое женщины, хрипло дыша, ракетками для бадминтона перебрасывали друг другу волан с перьями. Шатаясь, временами падая, они зазеленили колени травой. Удар, удар, удар, размашистые выпады посылали волан меж грушевых деревьев, но ни разу ни одна не пропустила удар.
Сердце его забилось. Там, на дорожке, магический предмет! Сковородка для печенья лежала в лужице солнца, издавая запах расплавленного воска. Здесь и не здесь, наполовину иллюзия, она мерцала, словно мираж.
А там, на полке с бутылками, призрак открытого кошелька, полного монет и леденцов-тянучек.
Разноцветные одежды, старомодные и выцветшие, висели на пустой проволоке. Призрачный футбольный мяч крутился на стене, запах раздавленных ягод останавливал дыхание. Слабые призраки намекали на десятки, а может, и на сотни магических предметов.
Кайт открыл жилу.
"Теперь!", разом крикнули обе женщины и отбросили ракетки. Люси нырнула за кошельком. Мэри пустилась за радужным коровьим колокольчиком.
Обе опоздали. Призраки побледнели и скрылись из реальности, став невидимыми. Кайт с трудом сглотнул - разочарованный и онемевший.
"Мне показалось, что мы их взяли, Люси", тяжело дыша, сказала Мэри.
"Мы что-то позабыли."
"Если б у нас был игрушечный щенок..."
"Заткнись об этом чертовом щенке!" Крик Люси сорвал с крыши стаю сорок. Вся в поту, она заковыляла к двери. Мэри, отшатнувшись с дороги, чуть не упала в жимолость.
Увидев, что дверь захлопнулась, Мэри наклонилась, чтобы подобрать ракетки. И замерла. Подняла голову и встретилась глазами с Кайтом. Взгляд ее был поразительно ясным, свободным от вчерашнего лукавства.
"Мы думали, ты уехал. Твоего грузовика нет."
"Что?"
"Твой грузовик." Она махнула на пустую грязную дорогу.
"Украли?"
Она пожала плечами.
"Вначале сломался, а теперь еще это." Он сознавал, что ему следует вложить больше эмоций в личину разгневанного туриста, но ему не удалось собрать достаточно энергии. Вместо этого он вернулся к своей постели и открыл кошелку с волшебствами.


далее: X X X >>

А.М.Делламоника. Невада
   X X X


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация